Столярный промысел в Вятской губернии к концу ХIХ века

Э.Г. Касимова

По числу лиц, занимавшихся кустарными промыслами, Вятская губерния занимала одно из первых мест в России. Одними из самых распространенных были промыслы, связанные с обработкой дерева, в дореволюционное время ими занималось более 40% от общего числа кустарей. Существовали эти промыслы в губернии с давних пор и приобрели большие размеры и значение благодаря изобилию леса и удобному водному пути, соединяющему Вятку со степными безлесными губерниями юго-восточной полосы России, куда был огромный сбыт продукции. Важное место среди деревообрабатывающих промыслов принадлежало столярному производству. Мастера – столяры занимались выделкой мебели, сундуков, оконных рам, ящиков для спичек, шкатулок, делали музыкальные инструменты и другие предметы.

Особенно развит столярный промысел был в Вятском уезде, в начале 1880-х годов им занимались 606 чел. в 418 домах в 131 селении, им было занято 14,9% населения, от 1,1% в Филипповской волости до 37,1% в Пасеговской. Исследователь кустарной промышленности И.А. Казаченко приводит следующие цифры, правда, приблизительные, по специализации мастеров в этот период: выделывали оконные рамы 62 чел., ящики для спичек 216 чел., простую мебель 74, политурную мебель 144, сундуки 73, кровати 22, ткацкие станы 5, катки 2, резчиков было 8 чел. 

Столяры-мебельщики жили преимущественно вблизи г. Вятки. По волостям было следующее разграничение: мебельщики проживали в волостях Троицкой – 126 чел. (в том числе простую, крестьянскую мебель делали 53 чел.), Пасеговской– 46, Югринской– 43 (в том числе только кровати делали 22 чел.), Щербининской– 33 чел. 

Столярный промысел и деревообработка были развиты в смежных с Вятским уездом волостях Слободского, Орловского уездов. Особенно  в этом отношении выделялась Волковская волость Слободского уезда; мебель здешних столяров была известна под названием «горянщины». 

Еще в 1850-е годы отмечалось, что вятские мастера делали мебель нескольких категорий. Первая – самая дешевая, самая простая. Это столы, стулья, кровати и т.п., которые можно было встретить в каждой крестьянской избе. Эта простая мебель вывозилась на вятские базары и охотно раскупалась крестьянами, так как ее цена была невысока. Ее производство не требовало от мастера особых технических знаний и приемов. Уже готовые изделия окрашивались масляной краской. Мастера при производстве мебели даже низкой ценовой категории ориентировались на вкусы потребителя. В 1870-е годы было принято красить стулья и ножки столов алой краской, столешницы разрисовывались наподобие узорчатой салфетки, кровати, шкафы, комоды и т.п. красили темной краской, имитируя древесину ореха, и покрывали масляным лаком. В 1890-е годы крестьянские столы раскрашивали в разные цвета в виде пестрой скатерти или на городской манер – в виде узорчатой клеенки.

Мебель II разряда была более красивой, ее делали преимущественно из березы, дуба и ольхи. Готовые изделия просто покрывали лаком или подделывали под дорогое дерево, иногда довольно удачно. Также такая мебель могла оклеиваться древесным шпоном, иногда карельской березой, часто кокосом, для большей красоты ее шлифовали и полировали. Предназначалась она в основном для городского покупателя.

Лучшую мебель производили только немногие мастера, которые жили и работали преимущественно в Троицкой волости Вятского уезда. Занимались этим производством довольно давно, еще в середине ХIХ века цена на изделия мастеров данной волости могла быть не меньше, чем казанской и московской работы. К 1890 г. в Вятском уезде насчитывалось до 7 мастерских, принимающих заказы на ценную мебель. 

В производстве этой мебели существовало разделение труда. Так, например, мебельщик делал вчерне диван или кресло из простого дерева, наклеивал куски ореха или красного дерева на те части, которые должны быть украшены резьбой, и отправлял резчику вместе с рисунками самой резьбы. Те же части, которые должны были точеными, например, задние ножки письменных столов (передние большей частью были резными), отдавались токарю. По получении обратно этих частей столяр приступал к оклеиванию их «фанерами» (шпоном). Это едва ли не самая трудная работа в мебельном производстве, особенно если оклеивались изогнутые поверхности. Затем изделие шлифовали, лакировали и, наконец, полировали, как для того, чтобы уничтожить полосы от сгустившегося лака, так и для того, чтобы придать вещи блестящий, зеркальный вид.

В ближайших к городу Вятке деревнях столяры делали преимущественно такую дорогую, политурную мебель, а в отдаленных деревнях изготавливали среднюю и простую мебель, крашеную масляной краской; еще дальше от города в некоторых деревнях производили или только крестьянские столы, или стулья, или простые сундуки, шкатулки. 

Кроме мебельного, развиты были и другие виды столярного производства. Промысел по производству оконных рам в Вятском уезде был наиболее развит в Кстининской волости. Делали мастера преимущественно рамы створчатые, но изготовляли также и подъемные. На производстве ящиков для спичек специализировались в Вятском уезде в Якимовагинской вол. (126 чел.), Кситинской (63), Югринской (13) и Салтыковской (14 чел.). Ящик предназначался для 100 пачек спичек, в каждую пачку входило 10 коробок, так что в одном ящике было 1000 коробков, или 100000 спичек.
 
Известны были вятчане и своим сундучным производством. Родоначальником вятских сундучников в начале ХIХ века стал Илья Васильевич Кочуров, крестьянин д. Кочуровой Троицкой волости Вятского уезда. Семья у него была большая – 8 человек, но он был единственным работником, так как дети у него были маленькие. Мастер занимался оконным промыслом, но оно не давало ему дохода. Тогда Илья Васильевич стал думать, чем бы заняться, чтобы прокормить семью, не бросая дома и земли, и решил делать сундуки. Сундуки пользовались спросом, давали хороший доход. Постепенно промысел распространялся по другим деревням, и довольно быстро им стали заниматься в Вятском и Орловском уездах. К концу ХIХ в. в этих уездах сундучным промыслом занимался 251 чел. в 161 дворе.

 Красивые, удобные, прочные сундуки быстро вытеснили осиновые и липовые коробеи и коробки, в которых до появления сундуков хранили одежду. Сундуки делались как под заказ, так и непосредственно на рынок. Делали их главным образом из хвойного леса различных пород. Сундуки окрашивали, расписывали, оббивали жестью. По желанию заказчика их могли делать с выпуклой или плоской крышкой. Сундуки вятской работы славились и за пределами губернии, многие мастера – сундучники уходили в отход на Урал, в северные районы, скупщики развозили их в Пермскую, Уфимскую, Казанскую, Костромскую и Вологодскую губернии. Продавали сундуки складнями, то есть вкладывали один в другой, от 9 до 12 штук.
 
В большом количестве делали шкатулки. Кроме дорогих шкатулок из ценных пород дерева, оклеенных капом, делали и более простые – крашеные (ценой начиная от 5 коп.) и обитые жестью (до нескольких рублей за штуку). Такие простые шкатулки продавались тройками, одна в другой, и вывозились на Котельническую, Мензелинскую, Нижегородскую ярмарки (где покупали их главным образом торговцы из Персии), в приволжские и приуральские губернии.x Развит этот промысел был в Вятском уезде и в Ижевском заводе.

Занимались мастера Вятской губернии и производством музыкальных инструментов, причем они ориентировалось на самые разные группы населения. Для крестьян делались гармоники и нехитрые деревенские скрипки, для горожан музыкальные инструменты поизящнее – гитары, мандолины. Известно, что в середине ХIХ века изготовлялись и рояли. Например, на выставке в Вятке в 1850 г. особенное одобрение заслужили два рояля в 61/2 октав, «очень хорошей отделки», работы крестьянина Щербининской волости Вятского уезда Алексея Кушова, который научился делать эти инструменты «собственным трудолюбием и сметливостью». Один рояль его работы был оценен в 228 р.57 к., а другой продан за 282 р. «Вестник императорского Русского географического общества» писал в 1858 г. о мастерах Кругловых из Троицкой волости. Они изготавливали на заказ рояли и фортепиано, которые выписывались в губернии Казанскую и Костромскую. 

Центром по производству струнных инструментов (скрипок, контрабасов, виолончелей, балалаек, бандур) было с. Богородское около г. Вятки. В 1870-е годы этим ремеслом в нем занималось почти 20 чел., и изделия их «хорошо шли в Москве и Нижнем Новгороде за заграничные». К 1890-м годам промысел падает, так как скрипки не вынесли конкуренции со стороны гармоней. Но мастера остались, и на Казанской научно-промышленной выставке 1890 г. крестьянин с. Богородского Пластининской волости Вятского уезда 
Д.И. Посаженников экспонировал скрипки. На эту же выставку мастер Гвоздев из г. Вятки представил бандуры, делал он также балалайки, контрабасы, виолончели. 

Особый случай – Макар Никитин, крестьянин Ирмучашской волости Уржумского уезда, мариец. От рождения он не имел ни рук, ни ног, но делал столярные вещи, марийские скрипки и т.п., работая при помощи зубов.

Умели вятские мастера делать и фисгармонии. На Казанскую научно-промышленную выставку 1890 г. фисгармонию с 8 регистрами и двойными голосами, ценой 150 руб., представил крестьянин дер. Плешковской Ярянского уезда Г.П. Столяров. Фисгамонии делал и псаломщик с. Ухтым Глазовского уезда Иван Иванов Архангельский. Производством этого музыкального инструмента он начал заниматься примерно с 1880-х годов, уже живя в Ухтыме; работал он в течение года в свободное от службы время, делая в год от одной до трех фисгармоний. Объявления о продаже фисгармоний, сделанных вятскими мастерами, неоднократно появлялись в вятских газетах и в последующие годы.

Город Вятка был главным рынком сбыта дешевой мебели, сундуков и оконных рам. На каждый базар, в особенности зимой, их привозили в большом количестве, и раскупались они крестьянами Вятского и соседних уездов, а также скупщиками, которые отправляли их в низовые волжские города. Туда же отправляли и много мебели более высокого качества. В самом городе Вятке в 1890 г. находилось пять складов мебели среднего достоинства, где можно было сразу приобрести полную меблировку для квартиры.

Еще одним крупным рынком сбыта мебели были Котельническая ярмарка (откуда ее отправляли в Казанскую, Костромскую и Нижегородскую губернии), а также Нижегородская, Ирбитская и Мензелинская ярмарки. Кустари Кстининской, Салтыковской, Якимовагинской и Пальничной волостей продавали оконные рамы преимущественно на сельских базарах и ярмарках в окрестных селах. Ящики для спичек и дорогая мебель изготовлялись по заказам.

В столярном производстве мастера использовали сосну, ель, пихту, ясень, клен, березу, карельскую березу, ольху, разные сорта капа, красное дерево, ореховое, кипарисное, дуб, кокос и т.п. Сосна, ель и пихта большей частью служили для изготовления некрашеных изделий, например, спичечных ящиков, оконных рам, станков, верстаков и т.п., или же таких, которые впоследствии покрывались масляной краской, оковывались железом или оклеивались шпоном, например, простых стульев, столов, кроватей, этажерок, кушеток, гардеробов, комодов, сундуков. 

Березу, ольху привозили в Вятку из Орловского и Слободского уездов, дуб покупали в Малмыжском и Уржумском уездах. Эти породы дерева шли на изготовление лакированной мебели, из дуба же делали паркет, резные украшения для мебели и т.п. Ясень и клен использовали для этих же целей и привозили из Уфимской губернии. Ореховое, красное и кипарисовое дерево покупали на Нижегородской ярмарке, причем зажиточные мебельщики покупали их сами, менее зажиточные приобретали в Вятке. Черный дуб привозили из Уржумского и Малмыжского уездов, причем чем чернее было дерево, тем было дороже. Ореховое и красное дерево использовали для оклеивания мебели, для резьбы по ней и т.п., черный дуб – для резьбы и инкрустации, а кипарисовое – для внутренностей дорогих шкатулок. 

Использовали в производстве и кап – березовый, липовый, сосновый, еловый и ольховый. Из капа делали дорогие изделия: портсигары, спичечницы, коробочки для визитных карточек, запонки, шкатулки и др. Все виды капы, кроме березового, очень хрупки, поэтому после просушки его пилили на тончайшие пластины, которыми потом оклеивали заготовленные ящики. 

Еще в 1850-е гг. мастера покупали в вятских лавках ящики из кокосового дерева, в которых привозили индиго. Доски этих ящиков они распиливали на пластины, которыми и оклеивали мебель. Эта оклейка получалось очень красивой, ее можно было принять за орех или красное дерево, но вся мебель получалась одного и того же рисунка, поэтому она не была дорогой. Купленный лесной материал кустарь первоначально просушивал, в особенности, если планировал работать для знакомого заказчика. Чем дольше сушат доски, тем прочнее получится изделие, в особенности это было важно для мастеров, изготовлявших дорогую мебель.
 
Столярным промыслом занимались в основном в жилых помещениях или нижних этажах домов, только у немногих ремесленников были устроены особые мастерские. Хорошему мастеру-мебельщику нужно было несколько десятков инструментов, ценою до 32 руб. Для изготовления оконных рам и ящиков для спичек использовали меньшее количество инструментов. Промыслом занимались обычно сами мастера со своими семьями, но некоторые из них держали работников из числа крестьян окрестных селений. Работа велась с 4 утра до 9 вечера, на еду и отдых отводилось от 2,5 до 3 часов. Один рабочий, трудясь 14 часов в сутки, мог сделать 10-12 ящиков для спичек, 3 простых крестьянских стула или 1 стол, от 2 до 3 оконных рам, 1 рублевый сундук, по 1 кровати, по 2 стула с плетеным сиденьем. 

Для большинства ремесленников главным занятием было сельское хозяйство, промысел был занятием побочным, которым занимались с октября по май, в свободное от полевых работ время. 

Промысел чаще всего передавался по наследству, от отца к сыну. Чтобы приохотить к нему детей, старшие члены семейства заставляли их делать игрушки, подражая своему ремеслу, напр., игрушечную мебель. Выручка от их продажи шла детям для поддержки их усердия. Учеников держали редко, в ученики поступали мальчики с 13-14 лет, на 5 лет, работали они по 10 часов. Сначала их приучали к простой столярной работе, потом к более искусной. 

Ремесленники, особенно из пригородных волостей, часто бывали в городе, имели дела с заказчиками, многие из них были грамотными. Некоторые из них отправляли свои изделия (мебель, сундуки, музыкальные инструменты и др.) на всероссийские выставки.

Работы вятских столяров дошли и до наших дней. До сих пор в некоторых семьях используют добротную, качественную мебель, сделанную более ста лет тому назад, она является и предметом коллекционирования. Столярный промысел представлен в собрании Кировского краеведческого музея, например, крестьянскую мебель можно увидеть в постоянной экспозиции музея (зал «Изба»). Также до 8 мая в Главном здании музея работает выставка «Мебель вятских мастеров».

_Столярное производство.pdf

Скачиваний: 14  |  Размер: 149,53 КБайт