Жизнь и труды П.Н. Никольского

Е.А. Гранкина
(Учёный секретарь КОГБУК
«Кировский областной краеведческий музей»)
Е. И. Горев
(Лектор-экскурсовод КОГБУК
 «Кировский областной краеведческий музей»)

За более чем полтора века существования Кировского областного краеведческого музея в нём работало немало по-настоящему преданных своему делу сотрудников. Имена некоторых из них до сих пор хорошо знакомы научному сообществу. Такие люди приходили в музей даже тогда, когда он переживал не самые лучшие времена. 

События Первой мировой войны, революций в России в 1917 г., гражданской войны 1918-1922 гг. едва не привели к гибели Вятского музея, оказавшегося в сложном положении. 

Директор музея А.С. Лебедев характеризовал этот период временем разгрома музея. 

Музей был закрыт в 1918 г. и до 1922 г. не имел экспозиции, лишь ненадолго открывшись для посетителей в сентябре 1918 года. Тем не менее, деятельность музея продолжалась. Так, 14 июля 1918 г. губисполком подтверждает решение съезда Советов об организации в г. Вятке Дома науки, искусства и общественности, в состав которого планировалось ввести научную библиотеку, ботанический сад и единый музей, который бы объединил все существовавшие в г. Вятке музеи.

Однако музей не имел единого здания, за помещение для музея приходилось вести борьбу с самыми разными учреждениями: военным ведомством, губернским ЧК, редакцией газеты «Вятская правда», ветеринарным техникумом, партийной школой. Лишь в 1925 г. музею удалось занять весь дом ветеринарного техникума по адресу ул. К. Маркса, 65. До этого времени помещения музея были разбросаны по городу: старое здание музея при реальном училище («Алабинский музей») включало 5 комнат (3 – выставочные, 2 – служебные) и сарай во дворе; бывший дом А.А. Истомина предназначался для естественнонаучных коллекций; кабинет революции находился в здании пединститута; библиотека занимала уголок в библиотеке им. А.И. Герцена.

Несмотря на сложности, музей пополнял свои коллекции. За указанное время для Дома науки были переданы коллекции из Духовной консистории, Трифоновского церковно-археологического музея и музея при Губернском правлении. Регулярно пополнялись фонды и при содействии Уральской чрезвычайной комиссии, поставлявшей в музей конфискованные предметы, Комиссии по делам несовершеннолетних преступников и Народного суда. 

Для возросших фондов места катастрофически не хватало. Зачастую ценные экспонаты хранились в не отапливаемых помещениях, амбарах, сараях без разборки и проверки. Так, поступившие в 1919 г. экспонаты Трифоновского музея были сложены «между шкафами на полу», а затем как мешавшие «были перенесены в амбар». Страшнее всего в этих условиях была гибель экспонатов.

Помимо трудностей со зданиями, плохо было и с материальным обеспечением работников музея. Так, из жалованья сотрудников оплачивались хозяйственные расходы, за неимением жилья работники музея В.В. Лебедев, А.Д. Фокин, А.В. Теймер жили в здании музея на ул. К. Маркса. Из-за низких зарплат сотрудникам музея приходилось работать по совместительству (в педагогическом институте преподавали А.С. Лебедев, А.Д. Фокин, П.В. Плесский; директор музея А.И. Троицкий по основной своей работе был учителем школьного городка). Чтобы выжить, музейщики брали дополнительную работу. В Энтомологическом кабинете, к примеру, шили сачки по заказу Комоборуда. В голодное время начала 1920-х гг. одной из главных задач комитета по делам музеев стало обеспечение музейщиков пайками.

Поистине настоящие подвижники работали тогда в музее. «Только энтузиазм и призвание к своему великому делу оставляют до сих дней большинство работников музея на своих местах», — писал в мае 1923 г. А.И. Троицкий. 

Полный вариант статьи — в прикрепленном документе

Статья Никольский.pdf

Скачиваний: 20  |  Размер: 2,63 МБайт