Противодействие коррупции и терроризму Министерство культуры Российской Федерации Пенсионный фонд Российской Федерации по Кировской области Правительство Кировской области Министерство культуры Кировской области

Независимая система оценки качества учреждений культуры

Музей Победы




«Доклад управы о произведенной губернской управой, согласно постановлению собрания, покупке в собственность земства Вятского публичного музея»

На постановление губернского собрания прошлогодней сессии, состоявшееся в заседании 11 декабря, о приобретении для земского училища Вятского публичного музея за 3000 рублей, попечительный комитет музея изъявил согласие и потому еще в декабре месяце ходатайствовал перед г[осподином] министром внутренних дел о дозволении произвести передачу музея. Согласие г[осподина] министра получено было в конце февраля, но прием мог быть начать лишь со второй половины марта, так как старые каталоги были отосланы попечительным комитетом в Петербург. В то время находился на лицо только особый систематический каталог минералогического отдела, составленный в 1865 году г[осподином] Емельяновым. Поэтому губернской управой решено было приступить сначала к поверке и составлению описи минералогического отдела музея, что и было возложено на членов управы г[оспод] Лугинина и Дернова с участием преподавателя естественных наук в земском училище г[осподина] Песковского.

Ввиду того, что прием вещей музея по постановлению собрания должен был производиться по прежде составленным каталогам, каталоги же, предъявленные попечительным комитетом, были составлены консерватором музея г[осподином] Рукавишниковым лишь в 1870 году, через 8 лет по открытии музея, а до того времени полного каталога составлено не было, губернская управа с целью проверки каталога просила прислать ей реестры и документы, из которых можно было бы видеть все поступления пожертвований и покупку вещей в музей.

Проверив таким образом, насколько было возможно, каталог музея, члены управы г[оспода] Дернов и Лугинин в половине марта месяца приступили к окончательной проверке и приему самого музея, и к 29 числу этого месяца музей был уже перенесен в помещение земского училища. Всего было принято предметов, по всем отделам, 5774. <…˃ В приеме музея принимали участие, кроме г[осподина] Песковского, также преподаватель сельского хозяйства г[осподин] Котельников – по сельскохозяйственному отделу – и преподаватель истории и русского языка г[осподин] Ишерский – по отделам археологическому, нумизматическому и палеонтологическому.

Некоторые из вещей, внесенных в опись музея и хранившихся в его помещении, признаны попечительным комитетом принадлежащими публичной библиотеке и потому не подлежащими передаче земству. До разрешения губернским собранием вопроса о принадлежности этих вещей они остались непринятыми. Сюда отнесены: а) портреты и фотографические карточки императорской фамилии, председателей попечительного комитета, портреты и карточки замечательных людей по разным отраслям наук, искусств и литературы и б) собрание снимков с картин и рисунков, служившее пособием для учрежденной при музее школы рисования. В отношении по этому предмету (от 22 апреля за № 39) попечительный комитет объясняет: 1) что некоторые из указанных предметов, например часть собрания портретов и картин, были приобретены или поступили как пожертвования в публичную библиотеку прежде учреждения в ней самого музея; 2) что учредитель библиотеки и музея П. В. Алабин, собирая через пожертвования коллекции портретов и фотографических картин и карточек, сам делал надписи, что коллекции эти принадлежат Вятской публичной библиотеке; 3) что указанные выше портреты, картины и рисунки собраны были в музее только по недостатку места по стенам в комнатах библиотеки, открытых для публики; 4) что коллекции эти по самому значению своему не имеют никакого отношения к составу музея, а, напротив, как например портреты председателей попечительного комитета, имеют тесную связь с историей библиотеки; и, наконец, 5) что внесение этих вещей в опись музея, составленную в 1870 году г[осподином] Рукавишниковым, является ошибкой со стороны г[осподина] Рукавишникова, который руководствовался при этом ничем иным как только тем, что они расположены в музее. В силу всех этих поводов, а также ввиду того, что для цели, с которой приобретен музей в собственность земского училища, удерживаемые комитетом вещи не имеют никакого значения, губернская управа со своей стороны полагает, что настаивать на признании их подлежащими передаче нет никаких оснований.

<…˃ Независимо от сего, членами управы г[осподами] Дерновым и Лугининым представлен в управу, по окончании приема, список вещей, значащихся по каталогу музея, но не оказавшихся налицо. В список этот вошло 210 вещей по отделам зоологическому, ботаническому, минералогическому, сельскохозяйственному и нумизматическому. Попечительный комитет музея, которому сообщено было о недостающих вещах с просьбой пополнить ими музей, в протоколе своем 29 мая высказал следующее:

1. Относительно 77 предметов зоологического отдела и пяти статуэток племен, что эти вещи будут представлены в управу; и они действительно приняты управой и сданы в училище;

2. Относительно местной коллекции насекомых, полезных и вредных для деревьев, в числе 19 экземпл[яров], – что она отправлена была на Московскую политехническую выставку и затем уступлена комитетом для музея наследника цесаревича, вследствие чего, по мнению комитета, коллекция эта не может подлежать уже пополнению или оценке;

3. О разных предметах по отделу пчеловодства, о чучелах, гнездах птиц и других мелких вещах из дерева, ткани, рогожи и циновки, всего в количестве 111 шт[ук], – что они, за ветхостью от продолжительного хранения разновременно изъяты из числа предметов, составляющих музей, почему также не могут быть признаны подлежащими пополнению;

4. Об искусственных глазах для препаратов зверей и птиц, – что они составляли расходную статью, а не предмет хранения, почему и не подлежат пополнению;

5. Относительно гербария Вятской флоры, – что он остался непринятым в училище как совершенно бесполезный по отзыву преподавателя г[сподина] Песковского;

6. Относительно монет багдадских калифов, которых недостало, по показанию г[оспод] Дернова и Лугинина, 202 шт[ук], – что их было прислано в музей из Археологического общества гораздо менее, чем показано в препроводительной таблице с которой они записаны были в опись, что недостает за принятыми 148 монетами только 27 штук и что они не подлежат пополнению или оценке потому что были похищены неизвестно кем из посетителей музея.

Что касается других недостающих вещей, значащихся по отделу минералогическому – раковин, медикаментов, пряностей, медалей и других мелких вещей в количестве 475 шт[ук], то, признавая эти вещи утраченными и притом неизвестно в какое именно время, попечительный комитет признал их подлежащими пополнению или оценке при сдаче музея в собственность земства, а потому просил губернскую управу взамен их зачесть все излишние вещи, переданные комитетом сверх описи 1870 года, равным образом и все те вещи, поступившие в комитет после передачи музея земству, которые комитет имеет передать в управу по особому списку. Поэтому попечительный комитет просил управу, оценив утраченные вещи, удержать сумму, которая получится по оценке из числа двух тысяч р[ублей], следующих за музей, впредь до решения вопроса губернским собранием.

Доводы попечительного комитета относительно недостающих вещей, показанных выше в пунктах 2, 3, 4 и 5, признаны губернской управой основательными и потому вещи эти оценке не подвергались и, по мнению управы, подлежат исключению из списка. Что же касается монет багдадских калифов, помянутых в пункте 6, то, согласившись с комитетом относительно их числа, управа признала их подлежащими оценке наряду с прочими недостающими вещами, так как похищение их произошло по вине хранителей музея.

Для производства оценки со стороны попечительного комитета уполномочен был статский советник Н. С. Тучемский, со стороны управы – член А. Т. Дернов. При оценке монет, медалей и жетонов принята была за основание курсовая их ценность, а в некоторых случаях и вес их; вещи, принадлежащие к отделу минералогическому и относящиеся к производству железа, оценены приближаясь к ценности подобных предметов из числа переданных в училище. Всех вещей оценено 401; сумма их ценности определена в 111 руб. 63 коп.

Представляя при сем список оцененных вещей вместе с актом производства оценки, губернская оправа полагает, что вся сумма ценности недостающих вещей должна подлежать вычету из покупной цены музея. Предлагаемый попечительным комитетом зачет вместо утраченного имущества музея, всех вещей, поступивших после составления в 1870 году каталога, а также после передачи музея в земское училище – такой зачет, по мнению губернской управы, не может быть принят, так как губернское собрание, поставив требование о принятии музея по прежде составленным каталогам, без сомнения, не хотело этим выразить, что оно приобретает только вещи, поступившие в музей до составления каталога, а желало гарантировать таким требованиям возможно полную передачу всех вещей, поступивших с самого основания музея, так как из новых каталогов земство могло не видеть всех утрат музейского имущества, случившихся за время его существования по день передачи. Все вещи, состоявшие в музее ко дню его приема, должны были быть сданы земству. Что же касается до вещей, потупивших в попечительный комитет после передачи музея [и] до сих пор в управу не присланных, то комитет и не должен был принимать их, отсылая пожертвования в земское училище, так как музей с переходом во владение земства, слившись с кабинетами училища, остается по-прежнему открытым для публики в воскресные и праздничные дни. Губернская управа полагает необходимым просить комитет передать эти вещи как неотъемлемую собственность земства, а для того, чтобы на будущее время могущие случиться пожертвования адресовались по принадлежности прямо в музей, напечатать в «Вятских губернских ведомостях» объявление о передаче музея в собственность земского училища, на имя которого и просит высылать пожертвования.

Упомянув выше о сохранении публичности музея, губернская управа считает необходимым сообщить губернскому собранию о происходившей в истекшем году переписке по этому предмету. В сентябре месяце г[осподин] исправляющий должность губернатора, указывая на один известный ему факт недопущения публики в музей, просил управу сделать распоряжение, чтобы музей был непременно открываем в праздничное время так как министерство уступило земству музей с условием, чтобы он был открыт для всех желающих посетить его.

По справке в документах, относящихся до приобретения в собственность земства вятского публичного музея, оказалось, что ни в постановлении губернского собрания по сему предмету (11 декабря 1873 г.), ни в журнале попечительного комитета, в котором изложено предложение попечителя музея г[осподина] Домелунксен о передаче музея, нет прямого указания о сохранении публичности музея как об условии передачи его земству. Но из происходивших в собрании прений о принятии музея видно, что гласные, принимавшие в них участие, смотрели на дело именно с точки зрения сохранения публичности его, хотя эти частные мнения не вошли в постановление собрания и высказаны были в числе аргументов против приобретения музея за деньги. В записке преподавателей земского училища о необходимости приобретения музея, доложенной губернскому собранию, также заявлено было мнение, что кабинеты училища, пополненные такой покупкой, «будут представлять собой очень полный, единственно возможный для города и земства музей», и что «жизнь училища не может препятствовать посещению публикой кабинетов училища в установленные для этого часы; следовательно, приобретение музея в пользу училища не только не закрывает его для народа, но, напротив, совершенствует его в этом отношении»; тем не менее, ввиду того, что исполнение такого требования возможно было только по приведении музея в порядок, губернская управа не могла сделать немедленно какие-либо распоряжения о том, чтобы музей был непременно открываем в праздничное время, находя нужным предварительно снестись по сему предмету с педагогическим советом земского училища. В конце октября правление земского училища уведомило управу, что музей открыт для публики каждое воскресенье и что в тех случаях, когда преподаватели не встретят препятствий в исполнении других своих обязанностей, они будут присутствовать в музее в качестве руководителей.

По окончании приема музея, губернская управа отпустила попечительному комитету в счет следующих за музей 3000 руб. 2500 руб.; остальные 500 руб., за вычетом стоимости недостающих вещей, подлежат уплате.

Докладывая о вышеизложенном, губернская управа имеет честь предложить на разрешение собрания следующие вопросы:

1. Угодно ли губернскому собранию согласиться с мнением об уступке в пользу публичной библиотеки принадлежащих ей, по мнению попечительного комитета, портретов, фотографических карточек и снимков с картин.

2. Об исключении из числа недостающих предметов по пчеловодству, искусственных глаз для препаратов зверей и птиц и гербария местной флоры.

3. Угодно ли собранию признать правильной произведенную г[осподами] Дерновым и Тучемким расценку и утвердить мнение управы о вычете полученной от расценки суммы 111 руб. 63 коп. из остающихся за земством 500 руб.

4. Будет ли собранием признано необходимым просить попечительный комитет публичной библиотеки прислать в управу все вещи, принятые ими в виде пожертвований в музей после его передачи земству, а для привлечения на будущее время пожертвований непосредственно в земское училище напечатать о том объявление в «Вятских губернских ведомостях».

До разрешения этих вопросов губернская управа отложила и совершение нотариального акта о приобретении музея. По окончании сессии собрания управа немедленно приступит к составлению этого акта и покорнейше просит собрание необходимый на это расход, рублей, приблизительно, до 70, разрешить из подлежащих вычету 111 руб.

Журналы Вятского губернского земского собрания VIII-й очередной сессии и доклады Вятской губернской земской управы. Том I (1–12 декабря 1874 года). Вятка, 1875.

Размер шрифта: A A A
Цветовая схема: A A A