Противодействие коррупции и терроризму Министерство культуры Российской Федерации Пенсионный фонд Российской Федерации по Кировской области Правительство Кировской области Министерство культуры Кировской области

Независимая система оценки качества учреждений культуры

Музей Победы VII Санкт-Петербургский международный форум Культура Гранты




Вятский земский музей при Александровском реальном училище на рубеже 1880–1890-х гг.: специфика организации работы

П. Н. Шарабаров, Д. А. Садаков 

История российского музейного дела дает примеры самых разнообразных подходов к организации работы провинциальных музеев, которые не во всем являются актуальными сегодняшнему дню, но, безусловно, представляют определенный интерес. В частности, имеет смысл обратиться к истории Вятского земского музея. В статье сознательно не заостряется внимание на проблемах музея, которые имели достаточно прозаические причины – крайний дефицит финансовых средств, помещений и наличного времени у его сотрудников (преподавателей Вятского Александровского реального училища), а основной акцент делается на концептуальных подходах к роли музея в жизни Вятской губернии.

1870–1880-е гг. стали временем постепенного ухудшения положения Вятского музеума. В конце 1873 г. принимается решение о его покупке вятским земством за 3000 руб. Первоначально у земских руководителей были грандиозные планы по развитию музея: он включался в структуру местного технического училища при сохранении принципа публичности музейных коллекций – обосновывалась необходимость доступности их для посетителей в воскресные и праздничные дни (это являлось одним из условий министерства внутренних дел при передаче музея). Особо заявлялось, что «жизнь училища не может препятствовать посещению публикой кабинетов училища в установленные для этого часы; следовательно приобретение музея в пользу училища не только не закрывает его для народа, но напротив совершенствует его в этом отношении»1.

Однако музей в конечном итоге оказался размещен в единственной комнате отдельного здания и пришел в совершенный беспорядок. Вместе с тем и руководством губернии, и вятским обществом осознавалась необходимость приведения музея в порядок и возрождения его просветительской деятельности2.

В конце 1887 г. по распоряжению Вятского губернского земского собрания был создан комитет по улучшению состояния музея, которому поручалось разобраться в текущем состоянии проблемы и разработать правила посещения музея3. Первое заседание нового органа состоялось 24 мая 1888 г. Члены комитета обнаружили музей в далеком от удовлетворительного вида состоянии: «…многие предметы, его составлявшие, оказались попорченными, а некоторые совсем утратили всякое значение, придя в совершенную негодность; помещение музея, витрины и шкафы требовали ремонта, а сами коллекции лучшей систематизации»4.

Принимается решение о выделении музею субсидии в размере 300 руб. с тем, чтобы к следующему губернскому земскому собранию он был приведен в относительный порядок – требовалось проверить наличие предметов из музейных коллекций, попытаться их упорядочить, а также отремонтировать витрины и шкафы. Также комитетом по улучшению состояния музея разрабатывался проект возведения пристроя к его зданию5. Стоит отметить, что у директора училища В. Л. Никологорского сразу возникли сомнения в адекватности выделенных на музей средств заявленным задачам – он предложил тем или иным способом скорректировать их в сторону увеличения. В конечном итоге 100 руб. ушло на ремонт экспозиционного оборудования, 200 руб. выданы преподавателю училища, занимавшемуся разборкой коллекций, а 484 руб. 24 коп. из средств училища было потрачено на ремонт помещения здания. 15 октября 1889 г. музей открывается для посещения публикой6.

Важно отметить, что в 1889 г. объем финансирования учреждения достиг 400 руб., а в следующем году был увеличен еще на 100 руб. «с тем, чтобы большая часть ее (суммы. – П. Ш., Д. С.) расходовалась на пополнение коллекций, в особенности местной флоры и фауны»7. Особо подчеркивалось, что «под этим только условием музей, состоящий при училище, регулярно и с пользой для публики может быть открыт по воскресным дням»8. В последующие несколько лет сумма, выделяемая на содержание музея, оставалась неизменной.

Структурно музей делился на четыре отдела. Естественно-исторический включал в себя материалы по геологии, палеонтологии, ботанике и зоологии; промышленный отдел был посвящен различным видам сельскохозяйственного и заводского производства; антропологический содержал экспонаты по этнологии и археологии, а в научно-художественный отдел входили различные книги, приборы, научные пособия, предметы изобразительного искусства9.

В 1889 г. заведующим музеем стал выпускник Петровской земледельческой академии С. Н. Косарев (1862–1919) – статистик, агроном, селекционер. Помимо заведывания музеем и преподавательской деятельности он возглавлял работу опытной станцией, среди самых значительных работ которой – выведение знаменитого сорта ржи «Вятка», опыты по приготовлению суперфосфата для удобрения полей. В период пребывания его в музее (до 1902 г.) особенно усилился естественно-исторический отдел.

В отчетных документах основной задачей музея провозглашалось «стремление по возможности поближе познакомить местную публику с музейными коллекциями»10. В связи с этим вход был сделан бесплатным, однако, с учетом специфики финансового положения учреждения, осуществлялся лишь по воскресным дням с 12 до 15 часов. Заведующий музеем давал посетителям пояснения о представленных экспонатах и отвечал на возникавшие вопросы.

Избранный подход действительно давал результат. Начиная с 1889 г., число посетителей музея неуклонно росло (с 1738 человек за девять дней 1889 г. до 5437 в 1892 г.). Вполне естественно, что в первый год после возобновления приема посетителей наиболее частыми гостями музея стали учащиеся различных учебных заведений, доля которых составила 63 %. В дальнейшем любознательность «простых обывателей» привела к тому, что доля горожан в общем числе посетителей увеличилась с 23 % в 1889 г. до 48 % в 1891 г., а крестьян – соответственно с 6 до 11 %11.

Структура организации работы Вятского земского музея во многом напоминала таковую у современных музейных учреждений. Имеет смысл по отдельности охарактеризовать экспозиционное, образовательное, фондо-закупочное и другие направления его деятельности.

Выставочная работа музея в значительной степени была ограничена его площадями, которых едва хватало для демонстрации постоянной экспозиции. Вместе с тем ценность музейной археологической коллекции способствовала формированию устойчивого интереса к ней со стороны профессиональных научных сообществ. Так, хранившиеся в Вятке редкости экспонировались на IV археологическом съезде в Казани (1877 г.) и VII археологическом съезде в Ярославле (1887 г.)12. В 1892 г. эта практика была продолжена. По приглашению председательницы Императорского Московского археологического общества графини П. С. Уваровой музей принял участие в работе выставки «при международных конгрессах доисторических археологии и антропологии»13.

Одним из главных приоритетов для музея являлась просветительская и образовательная деятельность. Необходимость ведения данной работы диктовал и факт существования музея в качестве подразделения при реальном училище. Интересно, что именно на рубеже 1880–1890-х гг. в нем обучался будущий писатель А. С. Грин. Исследователи жизни и творчества Александра Степановича неизменно подчеркивали влияние училищной среды на становление его характера14, важной составляющей которой, несомненно, являлся земский музей.

Экспонаты использовались в качестве наглядных пособий в образовательном процессе, о чем свидетельствует стабильно высокое среди посетителей число учащихся – более 1000 человек в год. Однако просветительская роль музея этим не ограничивалась. В условиях свойственной эпохе относительно невысокой скорости распространения информации о новых разработках в области сельского хозяйства среди широких масс населения музей выступал в качестве своеобразного проводника подобных знаний. Например, музейная коллекция, посвященная пчеловодству, поспособствовала распространению на территории Вятской губернии ульев нового типа. Кроме того, музей занимался организацией сельскохозяйственных выставок на ярмарках в Вятке, Орлове. Эти успехи были подкреплены тем, что Съезд агрономических смотрителей счел представленные музеем модели сельскохозяйственных орудий настолько удачными и подходящими для местных условий, что постановил «распространять все эти орудия среди местного населения»15.

Исходя из указанных направлений работы музея, была построена и фондово-закупочная деятельность учреждения. В значительной степени музейные коллекции формировались с прицелом на использование экспонатов в качестве наглядных пособий в образовательном процессе – активно приобретались коллекции ботанических моделей и семян, чучела животных, модели сельскохозяйственных орудий, посредством статистического отделения губернской земской управы в 1890 г. была получена большая коллекция образцов местных почв16. Параллельно происходило комплектование и остальных отделов музея. Из наиболее интересных поступлений тех лет: две коллекции монет, присланные Императорским археологическим обществом, из кладов, найденных в Вятской губернии, первая состояла из 47 русских мелких серебряных монет XVII в., а вторая – из 117 золотоордынских монет XIIIXIV вв.; пять шейных серебряных гривен и семь серебряных слитков, «представляющих первобытные рубли», найденные в Вятской губернии и присланные в дар музею от Императорской археологической комиссии; кости мамонта и череп первобытного зубра из Глазовского уезда, поступившие от местного священника Покрышкина17. Количественные и качественные данные о закупках экспонатов, содержащиеся в отчетах музея, позволяют говорить о комплексном и планомерном развитии музейных фондов в рассматриваемый период.

Не следует также забывать, что при всех проблемах с финансированием вятский музей продолжал оставаться одним из пионеров русского провинциального музейного дела и в определенной мере играл роль центра его развития. Так, из имевшихся в фондах дубликатов экспонатов создавались коллекции для открывавшихся в губернии уездных музеев18. Также с просьбой о высылке материалов по музейной работе в Вятку обращались, к примеру, представители краеведческого сообщества Пензы19и Астрахани20, занятые разработкой проектов музеев своих регионов.

В историографии земский период истории Кировского областного краеведческого музея зачастую рассматривается как время упадка и низведения его роли до уровня кабинета наглядных пособий при реальном училище. В то же время необходимо признать, что в рассматриваемый период в условиях крайней ограниченности наличных ресурсов закладывались основы музейной работы, плоды которой при должном уровне финансирования в перспективе могли принести существенный вклад в дело развития Вятской губернии. Ряд аспектов ее организации в ту пору сохраняет актуальность и по сей день.

 

Примечания

1 Доклад управы о произведенной губернской управой, согласно постановлению собрания, покупке в собственность земства Вятского публичного музея (заседание 11 декабря 1874 г.) // Журналы Вятского губернского земского собрания VIII-й очередной сессии и доклады Вятской губернской земской управы (1–12 декабря 1874 года). Т. I. Вятка, 1875. С. 369–370.

2 Дворецкая Т. А. По следам музея. Киров, 2011. С. 30.

3 ГАКО. Ф. 616. Оп. 1. Д. 946. Л. 1.

4 Там же. Л. 8 об.

5 Там же. Л. 7.

6 Там же. Л. 9–10.

7 Ходатайство директора Вятского Александровского реального училища о назначении пособия на содержание в 1890 г. земского музея при училище (заседание 16 декабря 1889 г.) // Журналы Вятского губернского земского собрания ХХIII-й очередной сессии и доклады Вятской губернской земской управы (14–20 декабря 1889 года). Т. II. Вятка, 1890. С. 195.

8 Отношение директора Александровского Вятского реального училища в Вятскую губернскую земскую управу от 13 декабря 1889 года за № 443 // Журналы Вятского губернского земского собрания ХХIII-й очередной сессии и доклады Вятской губернской земской управы (14–20 декабря 1889 года). Т. II. Вятка, 1890. С. 254.

9 ГАКО. Ф. 616. Оп. 1. Д. 946. Л. 48–49.

10 Там же. Л. 50.

11 Представление Вятской губернской управы в Вятское губернское земское собрание XXV очередной сессии от 8 декабря 1891 г. за № 6365 // Журналы Вятского губернского земского собрания XXV-й очередной сессии 3–18 декабря 1891 года с приложениями. Т. I. Вятка, 1892. С. 372.

12 Дворецкая Т. А. Указ. соч. С. 31.

13 ГАКО. Ф. 616. Оп. 1. Д. 946. Л. 46.

14 Махнева М. А. Вятка периода детства и юности А. Грина // Гриновские чтения – 90: тезисы докладов. Киров, 1990. С. 30.

15 Там же.

16 Там же. Л. 10.

17 Отношение директора Александровского Вятского реального училища от 11 декабря 1890 года в Вятскую губернскую земскую управу // Журналы Вятского губернского земского собрания ХХIV-й очередной сессии и доклады Вятской губернской земской управы (7–19 декабря 1890 года). Вятка, 1891. С. 607; Представление Вятской губернской управы в Вятское губернское земское собрание XXV очередной сессии… С. 373.

18 Дворецкая Т. А. Указ. соч. С. 32.

19 ГАКО. Ф. 616. Оп. 1. Д. 946. Л. 41.

20 Там же. Ф. 204. Оп. 1. Д. 149. Л. 4.


Опубл.: Земские учреждения: организация, деятельность, персо­налии (к 150-летию вятского земства): материалы Всерос. науч.-практ. конф. (Киров, 16 окт. 2017 г.). Киров, 2017. С. 16-23.


Размер шрифта: A A A
Цветовая схема: A A A