Противодействие коррупции и терроризму Министерство культуры Российской Федерации Пенсионный фонд Российской Федерации по Кировской области Правительство Кировской области Министерство культуры Кировской области

Независимая система оценки качества учреждений культуры

Музей Победы VII Санкт-Петербургский международный форум Культура Гранты




История кинотеатра «Октябрь» при Вятском музее революции

Садаков Д. А.,

научный сотрудник

научно-исследовательского сектора

Кировского областного краеведческого музея

 

Одной из многочисленных форм проводимой в Советской России 2030‑х гг. большой пропагандистской работы было создание музеев революции. Открытие Вятского губернского музея революции состоялось 30 октября 1927 г. и было приурочено к 10-летию Октябрьской социалистической революции. Его экспозиция была посвящена истории революционных и антигосударственных движений России с XVII в. по 1917 г., а также актуальным проблемам социалистического строительства в СССР и мире.

С открытием музея в Вятке появился современный пропагандистский центр, в котором наглядно демонстрировались населению преимущества нового политического режима. По задумке создателей музея одной из разновидностей агитации должна была стать демонстрация кинофильмов в созданном при музее кинотеатре «Октябрь». На деле, однако, кинотеатр стал не вспомогательным учреждением при музее, а самостоятельным бизнес проектом, приносящим учреждению значительные доходы. Сегодня, когда большинство музеев мира находится в поиске новых форм работы для зарабатывания денег и привлечения посетителей, интересно взглянуть на этот опыт объединения под одной крышей двух разноплановых учреждений и оценить его успешность.

Стоит отметить, что идея совмещения музея революции с побочными предприятиями  фотолабораторией и кинотеатром  не была изобретением вятских партийцев. Информация о подобном симбиозе, в том числе о планируемом открытии историко-революционного кинематографа, содержалась, в частности, в тезисах доклада директора московского музея революции С. И. Мицкевича «Музей революции Союза СССР и музеи революции на местах», которые были переданы в Вятку в рамках методической помощи1.

Идея оказалась хорошей, не подкачало и провинциальное исполнение – открытый вместе с вятским музеем кинотеатр «Октябрь» быстро завоевал репутацию лучшего в городе. Инспектирующая музей комиссия Нижегородского краевого отдела народного образования отмечала: «Картины демонстрируются исключительно идеологически выдержанные. … Плата за вход 15–25 коп. Кино ежедневно имеет шесть сеансов и работает с 14 до 23 часов»2. Естественно, что популярность кинотеатра администрация попыталась использовать для увеличения показателей посещаемости музея, которая, благодаря этому была очень высокой – до 600 человек в день. По сути почти все гости кинотеатра становились и гостями музея революции3.

Впрочем, были аргументы и против сосуществования кино и музея в одном здании – та же  комиссия из Нижнего Новгорода отмечала, что существующие планы развития последнего не удастся полноценно осуществить без освобождения дополнительных залов, что можно было бы достичь путём перемещения кинотеатра в соседнее помещение4. Ход этим предложениям дан, однако, не был.

Структурно кинотеатр фактически представлял параллельное музею учреждение, объединённое с последним общим административным аппаратом. Даже должность руководителя музея, М. К. Любовикова звучала так: «директор музея революции и кинотеатра “Октябрь”»5. С сотрудниками последнего заключался и отдельный коллективный договор6. В целом, работа кинотеатра «Октябрь» мало отличалась от работы любого другого вятского кинотеатра того периода. Новые картины отбирались из списка проката Центрсовкино. Поскольку фильмы были немыми, аккомпанировали им состоящие в штате учреждения пианисты и скрипач7. Привлечение новых посетителей осуществлялось через страницы газеты «Вятская правда», где печатались краткие анонсы8. О наиболее интересных фильмах горожанам сообщали полноценные афиши. К примеру вот такой образец творчества копирайтера 1930–х гг. был посвящён показу фильма «Черевички»: «… Кто читал и увлекался художественным произведением Гоголя «Ночь под Рождество» (sic!), тот должен посмотреть этот фильм, а кто не читал, посмотревши фильм, должен познакомиться с произведением Гоголя. Ввиду срочности возврата фильмы и общего желания сотрудников кинотеатра об отчислении сборов с этой картины на дирижаблестроение количество сеансов увеличивается…»9.

Важной составляющей доходов кинотеатра была выручка от буфета, который мог приносить около половины от суммы, вырученной за продажу билетов10. Ассортимент буфета активно пополнялся, в том числе и благодаря закупкам в Москве, где, в частности, приобретались пряники, сухари, яблоки и конфеты11. За покупками в столицу зачастую ездил сам директор музея12.

Согласно сохранившимся финансовым планам, кинотеатр и буфет приносили основную прибыль музею революции, доходы которого от продажи билетов могли в десять раз уступать выручке от буфета и в тридцать от кино13. Стоит учесть, что создание кинотеатра не получило полное бюджетное финансирование и велось в долг. Тем не менее уже к 1930 г. учреждению удалось практически полностью ликвидировать эту задолженность14. Таким образом, с финансовой точки зрения, музейная экспозиция являлась не основой учреждения, а, скорее, одной из «фишек» кинотеатра и дополнительным способом продвижения услуг. К примеру, на одном из собраний сотрудников предлагалось стимулировать экскурсантов музея посетить также и кинотеатр при помощи снижения цен на билеты15.

Надо сказать, что администрация кино не почивала на лаврах, а стремилась усовершенствовать методы работы своего учреждения. Так, в 1931 г. художник «Октября» А. Е Люстрицкий совершил служебную поездку по московским кинотеатром с целью изучения их опыта. Особое внимание в подготовленном по итогам командировки семистраничном отчёте уделялось способам культурно-массовой работы16. Именно на ней и планировалось сосредоточить основные усилия. В частности, предполагалось проводить 5–10 минутные беседы со зрителями на тему демонстрируемые кинокартины. Лекторов должны были предоставлять учреждения г. Вятки – горздрав, горфинотдел, горком ВКП(б), местное отделение МОПРа, библиотека им. Герцена. Темы бесед могли быть самыми разными. Так, вместе с фильмом «Больные нервы» предполагалось провести доклад врача о строении нервной системы, «Закройщик из Торжка» давал повод поговорить о займах и их применении, а картина «Третья молодость» позволяла просветить трудящихся о современном статусе японо-китайского вопроса и раскрыть роль Соединённых Штатов в нём17. Полноценной реализации этого амбициозного плана помешал саботаж со стороны приглашённых специалистов, очевидно, недостаточно заинтересованных в проведении бесед. М. К. Любовиков даже вынужден был написать в горком ВКП (б) соответствующую жалобы, где указывал на безответственное отношение представителей горздрава и горфинотдела к работе, и горестно отмечал, что «на словах учреждения охотно соглашались с важностью проводимых культурных мероприятий, но обещания обещаниями и оставались»18.

Следили в «Октябре» и за новыми технологиями. Наблюдая победное шествие по миру звукового кино, в музее был разработан проект переоборудования немого кинотеатра аппаратурой для его воспроизведения. Правда для осуществления этого плана не хватало помещений – требовался переезд расположенных под музеем магазинов19.

Вместе с тем, уже в начале 30-х гг. у кинотеатра «Октябрь» начинали накапливаться проблемы, которые в скором времени и привели к его закрытию. Так, руководство крайкинотреста предпочитало отдавать самые популярные картины большим коммерческим кинотеатрам – «Колизею» и «Прогрессу». Вятскому музею революции через вятское отделение Роскино доставались зачастую случайные и маловостребованные фильмы20. В сфере закупок сформировалась порочная практика приобретения продуктов для буфета закупалась на местном рынке, зачастую по спекулятивным ценам и без оформления положенной законом документации21. Из-за беспорядочной и плохо организованной финансовой деятельности у музея революции и связанных с ним коммерческих учреждений стремительно начинали накапливаться долги.

Над директором музейного объединения, М. К. Любовиковым, начинали сгущаться тучи. 9 октября 1933 г. последнему был вынесен выговор «за бесконтрольность в учёте и неприятие мер к составлению денежного отчёта за 1932 г, запущенность учёта в 1933 г.»22. Это было только начало. В конце 1933 г. секретарь Общества бывших красноармейцев и красных партизан, главой которого также являлся Любовиков обратил внимание на то, что его шеф принимает выручку от принадлежащего обществу тира без всяких документов Секретарь также отметил, что Любовиков живёт на широкую ногу, проводит закрытые вечера к каждому революционному празднику, а оставшиеся после них продукты и напитки оставляет себе 23. Данная информация послужила основанием для проведения проверки деятельности Любовикова со стороны контрольной комиссии Рабоче-крестьянской инспекции. Среди прочего по итогам ревизии была отмечена «исключительная бесхозяйственность в работе музея, отсутствие учёта и отчётности, грубейшие нарушения финансовой дисциплины», наличие «практики коммерчески-спекулятивной торговли, незаконного получения продуктов, разбазаривание их и продажа по спекулятивным ценам, семейственность и круговая порука в работе»24.

Любовиков был снят с должности и исключён из партии, а новому директору музея, И. В. Царегородцеву, предстояло разбираться с последствиями деятельности предшественника – тяжёлой финансовой ситуацией и крупными долгами25. В январе 1934 г. бюро горрайком ВКП(б) постановляет ликвидировать находящиеся при них подсобные предприятия, в частности фотолабораторию и буфет. Кинотеатр решено было оставить, однако на его базе планировалось развернуть активную культурно-просветительскую работу и сделать его посещение доступным для трудящихся26. Основной упор был сделан на организацию детских киносеансов27. Однако, новая идея не сработала – в 1934 г. кинотеатру не хватило собственных средств даже для выхода на самоокупаемость без учёта необходимости уплаты государственного налога28. 19 апреля 1934 г. кинотеатр «Октябрь» «в связи с убыточностью» решено было ликвидировать29. Продажа оборудования кинотеатра и плата за аренду его помещения только во второй половине 1934 г. принесла в казну музея более 10 тыс р.30

Таким образом, попытка совмещения под одной крышей музея революции и смежных коммерческих учреждений оказалась безуспешной. Музейный кинотеатр не смог эффективно конкурировать с крупными городскими кинотеатрами. При этом, первый так и не был интегрирован в музейное пространство, оставаясь лишь дополнительным источником доходов. В этих условиях печальный итог был закономерен.

 Примечания:

1 Государственный архив Кировской области (Далее - ГАКО). Ф. Р-2221. Оп. 1. Д. 1.  Л. 13.

2 Государственный архив социально-политической истории Кировской области (Далее – ГАСПИ КО). Ф. 2. Оп. 1. Д. 98. Л. 10.

3 Там же.

4 Там же. Л. 11.

5 ГАКО. Ф. Р-2221. Оп. 1. Д. 6.  Л. 18.

6 Там же. Л. 66.

7 Там же. Л. 12 об.

8 См. например  ГАКО. Ф. Р-2221. Оп. 1. Д. 6.  Л. 31-32об.

9 ГАКО. Ф. Р-2221. Оп. 1. Д. 6.  Л. 30.

10 Там же. Л. 27.

11 Там же. Л. 116.

12 Там же. Д. 7. Л. 328.

13 Там же. Д. 6. Л. 23об.

14 ГАСПИ КО. Ф. 2. Оп. 1. Д. 98. Л. 9.

15 ГАКО. Ф. Р-2221. Оп. 1. Д. 6.  Л. 38.

16 Там же. Л. 99-103об.

17 Там же. Л. 114-115об.

18 Там же. Л. 91.

19 Там же. Л. 124-125.

20 ГАКО. Ф. Р-1864. Оп. 2. Д. 182. Л. 13.

21 ГАКО. Ф. Р-2684. Оп. 1. Д. 76. Л. 4об.

22 ГАСПИ КО. Ф. 1293. Оп. 8а. Д. 1624. Л. 3.

23 ГАКО. Ф. Р-2684. Оп. 1. Д. 76. Л. 18об.

24 ГАСПИ КО. Ф. 100. Оп. 1. Д. 190. Л. 142.

25 ГАКО. Ф. Р-2221. Оп. 1. Д. 1. Л. 155.

26 ГАСПИ КО. Ф. 100. Оп. 1. Д. 165. Л. 58.

27 ГАКО. Ф. Р-1864. Оп. 2. Д. 182.  Л. 23.

28 Там же. Л. 24.

29 ГАКО. Ф. Р-897. Оп. 1. Д. 1175. Л. 206.

30 ГАКО. Ф. Р-2221. Оп. 1. Д. 1. Л. 154.

Опубл.: А. А. Спицын и историческое прошлое России: материалы Всерос. науч-практ. конф. (Киров, 12 сентября 2016 г.) / сост., науч. ред. М. С. Судовиков. Киров, 2016. С. 110-115.
Размер шрифта: A A A
Цветовая схема: A A A