Противодействие коррупции и терроризму Министерство культуры Российской Федерации Пенсионный фонд Российской Федерации по Кировской области Правительство Кировской области Министерство культуры Кировской области

Независимая система оценки качества учреждений культуры

Музей Победы VII Санкт-Петербургский международный форум Культура Гранты




К истории Вятского благородного собрания (вторая половина XIX в.)

П. Н. Шарабаров,

заведующий научно-исследовательским сектором

Кировского областного краеведческого музея,

кандидат исторических наук, доцент

 

Одним из центров общественной и культурной жизни губернских и отдельных уездных городов дореволюционной России были благородные собрания. Они являлись своеобразными общественными клубами, где их члены могли провести свободное время в соответствии со своими интересами.

Не была исключением и губернская Вятка. По данным Е. Д. Петряева, Вятское благородное собрание было открыто 20 ноября 1826 г.1 Впоследствии оно фактически приостановило свою работу и вновь было открыто 2 февраля 1850 г.2 (день своего открытия собрание ежегодно праздновало торжественным обедом или балом).

18 января 1861 г. министр внутренних дел С. С. Ланской утвердил «Правила Вятского благородного собрания». В фондах Государственного архива Кировской области сохранился типографский экземпляр этого документа3, что, несомненно, является большой удачей. Знакомство с «Правилами» позволяет лучше узнать жизнь вятского клуба во второй половине XIX в.

«Правила» состояли из 47 параграфов, объединенных в 25 основных разделов. Целью учреждения собрания провозглашалось «составление общества для приятного препровождения времени в позволенных играх, чтении газет, журналов и всяких периодических изданий».

Почетным попечителем собрания являлся вятский губернатор. Членами клуба могли быть «дворяне, чиновники и купцы, как постоянно прибывающие в Вятке, так и иногородные». Особо оговаривалось, что «число членов ограничивается 150». Однако это не означало, что остальным вход в залы собрания был категорически закрыт. Каждый член имел право привести с собой двух гостей, за которых он отвечал «как за себя, не исключая долга, могущего возникнуть по буфету или по игре». Число гостей не ограничивалось.

Кроме того, в залах собрания периодически проводились мероприятия, не связанные с основной деятельностью клуба. Так, из материалов «Вятских губернских ведомостей» узнаем, что 15 июня 1866 г. в Вятском благородном собрании состоялся «торжественный акт» вручения аттестатов выпускницам Мариинской гимназии4. Множество заседаний проходило «по подпискам» в честь выдающихся событий в жизни России и Вятского края: отъездов из Вятки высокопоставленных чиновников (в первую очередь губернаторов)5, открытий новых учреждений и освящений церквей6, юбилейных торжеств7, бракосочетаний членов императорской семьи8 и др.; традиционными были семейные, благотворительные вечера9, новогодние маскарады.

Традиционно же вход в собрание для членов и гостей был открыт три раза в неделю: по воскресеньям, вторникам и пятницам с 7 часов вечера до 2 часов пополуночи. За несоблюдение временного режима полагались серьезные штрафные санкции (от 25 коп. с удвоением суммы за каждые полчаса задержки).

Вятское благородное собрание являлось общественной организацией, существовавшей на собственные средства, в связи с чем большое внимание в «Правилах» уделялось финансовой стороне. Члены клуба вносили ежегодный взнос в сумме 10 руб., после чего для них и членов их семей вход был бесплатным (годовой период начинался 1 февраля). Гости-мужчины вносили 50 коп., с дам плата не взималась. Возмездными были и некоторые азартные игры: две колоды карт первого разбора для виста и бостона оплачивались по 1 руб. 70 коп., а для пикета и преферанса – по 1 руб. 60 коп.; определенную плату устанавливали старшины клуба за игру в биллиард.

Особо оговаривалось то обстоятельство, что если «кто из посетителей изломает что-либо из мебели, посуды или других вещей, тот обязан за причиненный убыток заплатить немедленно и в этом никак отказываться не может». Немедленной оплате также подлежали счета из буфета и карточные долги. В случае накопления к концу месяца членом собрания долга, превышавшего 10 руб., ему делалось предупреждение. Если в течение недели он его не гасил, то следовала жесткая кара: «таковый член Почетным Попечителем по представлению Старшин исключается из Собрания. А как неплатеж долгов принадлежит к самым постыдным поступкам, то имя члена, исключенного за неплатеж долга, сверх того выставляется на черную доску на шесть месяцов или до уплаты им долга, взыскание которого, не взирая на исключение, будет производиться всеми законными мерами».

При накоплении в кассе 300 руб. эта сумма отправлялась в банк на счет собрания.

Внутренней жизнью благородного собрания заведовали избранные тайным голосованием шесть старшин, причем никто из членов клуба не мог отказаться от этой почетной должности (кроме бывших старшин). «Правила» подробно описывают обязанности старшин: «Главнейшая обязанность Старшин заключается в наблюдении за сохранением в обществе порядка, за исполнением принятых для прочного существования Собрания правил здесь изложенных. Они заботятся о том, чтобы члены собрания могли пользоваться всеми выгодами и приятностями хорошего общества; они наблюдают за порядком в доме, за приличным и достаточным освещением в назначенные для собрания дни, за исправностию буфетчика, официантов и прочей прислуги, определяют цену кушаньям и напиткам, кофе, чаю и проч., утверждая подписью составляемые прейскуранты. Они делают предположения, клонящияся к пользе общества, и по согласию онаго приводят их в исполнение. Старшины принимают все поступающие суммы и назначают из оных расходы. Как о приходе, так и о расходе сумм ведутся под их ближайшим надзором книги и счеты».

Основная нагрузка ложилась на плечи старшины, заведовавшего хозяйственной частью. Он следил за внутренним порядком, чистотой в залах собрания, обеспечивал «доставление лучших припасов и достоинство ужина». В его заведывании находились денежные средства, о которых в конце года составлялся подробный отчет.

Уведомления и объявления старшин объявлялись обществу аншлагом, вывешивавшимся в специально отведенном месте. Личные сообщения членов клуба также размещались только с согласия старшин.

Составители «Правил» заботились о сохранении духа демократизма в жизни благородного собрания. Особо оговаривалось недопустимость диктата старшин: «Никто из Старшин не имеет права принимать на себя вида своевластия, ни действовать произвольно, имея в памяти, что он избран не начальствовать. ˂…˃ Цель трудов их – удовольствие и спокойствие Собрания, награда – доверенность, признательность и уважение всех членов онаго, как виновникам и хранителям всех выгод и приятности, какие целость сего Собрания каждому приносит».

Повседневными занятиями членов клуба были чтение газет и журналов, игра в карты и бильярд, прием пищи и напитков. Чтением прессы занимались в отдельной комнате, где «не должно громко говорить». Интересно, что периодику можно было брать на чтение домой только в том случае, когда собрание получало следующий номер издания. О получении газет или журналов необходимо было расписаться в специальной книге, причем газеты выдавались на срок не более двух дней, журналов – не более недели.

В стенах клуба дозволялось играть в коммерческие карточные игры, азартные игры10, которых связывали с мошенничеством и шулерством, строго воспрещались под страхом исключения. Грань между видами карточных игр была довольно тонкой, споры, возникавшие по этому поводу, разрешали старшины в соответствии с законом и примерами столичных клубов.

Желавшие играть в бильярд записывались на специальной черной доске. В случае образования очереди максимальное число сыгранных партий ограничивалось тремя. При этом «если бы несколько лиц и записалось на обыкновенную партию карамболь, между тем собравшиеся члены пожелают составить партию алагер, где обыкновенно участвует несколько лиц, то двойная партия уступает биллиард алагерной, по окончании которой записавшиеся пользуются своей очередью». Данное уточнение должно было исключить возникновения конфликтных ситуаций.

Члены и гости собрания могли воспользоваться услугами буфета. Ассортимент предлагаемых товаров был довольно широк: «Табак, сигары, чай, кофе, шеколад чашками и порциями, водка, закуска, обеды и ужины, пунш, грог, лимонад, зелтцерская вода, ликеры, и разного сорта вины рюмками и бутылками, портер, эль и пиво». Все заказы должны были осуществляться через использование колокольчика, имевшегося на каждом столе.

Хотя в «Правилах» и прописывалось, что «здесь излишним почитается напоминать, что всякое нарушение приличия, вежливости, как в действиях, так и в речах, в благородном обществе терпимы быть не могут», некоторое внимание этикету все же уделялось. Курение разрешалось только в комнатах для карточных игр и бильярдной. Посетители клуба должны были быть одеты в сюртуки, верхняя одежда, зонты, трости, калоши сдавались служителю в обмен на номерной билет. В случае возникновения очереди при выходе, одежда выдавалась по порядку, начиная со старшего номера.

К сожалению, в нашем распоряжении имеется лишь ограниченный пласт литературы11 и источников о жизни Вятского благородного собрания, иллюстрирующий лишь парадную сторону его деятельности. Ценные воспоминания о жизни клуба в начале XX в. оставил известный общественный деятель А. А. Прозоров12.

Тем интереснее критическая оценка жизни вятского собрания, данная губернатором А. Н. Волковым в записке министру внутренних дел от 4 мая 1884 г. под грифом «совершенно конфиденциально»: «Некоторые из здешних клубов можно назвать местами для пьянства и любовных похождений высшего местного общества…»13.

Несомненно, дальнейшие исследования жизни Вятского благородного собрания обогатят наши знания о повседневной жизни провинциального общества во второй половине XIX – начале ХХ в.

 

Примечания

 

1 Петряев Е. Д. Первый клуб // Петряев Е. Д. Записки книголюба. Киров, 1978. С. 234.

2 Мултановский Я. Вятский местный исторический календарь // Памятная книжка Вятской губернии и календарь на 1910 год / под ред. Н. А. Спасского. С. 27.

3 ГАКО. Ф. 582. Оп. 24. Д. 607. Л. 9 а – 9 м об.

4 Вятская хроника // Вятские губернские ведомости. 1866. 17 июня (№ 48, ч. неофиц.). С. 294.

5 20 марта «вятское общество, желая перед отъездом г[осподина] начальника губернии генерал-лейтенанта В. Н. Струкова, призванного Высочайшей волей к деятельности в другой край, выразить ему чувство глубокого уважения и признательности за трехлетние труды, понесенные им на пользу здешнего обширного края», устроили в залах благородного собрания торжественный ужин ([Торжественный ужин в честь отбытия В. Н. Струкова из Вятки] // Вятские губернские ведомости. 1866. 25 марта (№ 24/25, ч. неофиц.). С. 152–153).

25 января 1866 г. был дан обед в честь отъезда из Вятки П. В. Алабина (Вятская хроника // Вятские губернские ведомости. 1866. 1 февр. (№ 9, ч. неофиц.). С. 58.).

6 8 октября 1864 г. был дан обед в ознаменование освящения Александро-Невского собора (8-е октября в Вятке // Вятские губернские ведомости. 1864. 10 окт. (№ 41, ч. неофиц.). С. 268.).

7 7 апреля 1865 г. в залах благородного собрания прошло торжественное заседание в память столетия со дня смерти «знаменитого деятеля русской словесности и науки» М. В. Ломоносова ([О праздновании столетия со дня смерти М. В. Ломоносова] // Вятские губернские ведомости. 1865. 16 апр. (№ 16, ч. неофиц.). С. 89–90.).

8 1 ноября 1866 г. состоялся торжественный обед в честь бракосочетания цесаревича Александра Александровича (будущего императора Александра III) с великой княжной Марией Федоровной (датской принцессой Дагмарой). Корреспондент «Вятских губернских ведомостей» восхищался этим мероприятием: «Два длинных стола, накрытые на 130 кувертов, тянувшиеся через три залы, и ярко освещенные многочисленными канделябрами и светом, падающим с люстр и стенных кенкетов, придавали залам здешнего благородного собрания чрезвычайно торжественный, праздничный вид. Во время обеда оркестр Ревельского полка исполнял избранные музыкальные пьесы» (Вятская хроника // Вятские губернские ведомости. 1866. 4 нояб. (№ 88, ч. неофиц.). С. 384.).

9 Так, 27 февраля 1861 г. с успехом прошел первый благотворительный литературный вечер, денежный сбор от которого (более ста рублей) пошел на сооружение памятника А. С. Пушкину в Москве (Вятский местный исторический календарь // Памятная книжка Вятской губернии и календарь на 1910 год / под ред. Н. А. Спасского. С. 29; Золотницкий Масленица и общественные удовольствия // Вятские губернские ведомости. 1861. 11 марта (№ 10, ч. неофиц.). С. 94–95; Петряев Е. Д. Пушкинский вечер // Петряев Е. Д. Люди. Рукописи. Книги. Киров. 1970. С. 81–85; Петряев Е. Д. Нити к Пушкину // Петряев Е. Д. Живая память. М., 1984. С. 140–143).

10 Коммерческая игра – игра, в которой выигрыш или проигрыш в большей степени зависят от мастерства игроков, нежели от воли случая. Игра азартная, в противоположность игре коммерческой, – игра, где выигрыш (проигрыш) в большей степени зависит от воли случая, нежели от мастерства играющих.

11 См., например: Петряев Е. Д. Первый клуб // Петряев Е. Д. Записки книголюба. Киров, 1978. С. 233–236; Петряев Е. Д. Пушкинский вечер // Петряев Е. Д. Люди. Рукописи. Книги. Киров. 1970. С. 79–89; Петряев Е. Д. Нити к Пушкину // Петряев Е. Д. Живая память. М., 1984. С. 131–146; Колотов А. В. П. В. Алабин в Вятском благородном собрании // П. В. Алабин, Вятка, музей (Алабинские чтения) / сост. В. С. Жаравин. Киров, 1998. С. 43–45.

12 Прозоров А. А. Город Вятка и его обыватели: мемуары / под ред. М. С. Судовикова, Е. И. Пакиной. Киров, 2010. С. 69–71, 140–143.

13 РГИА. Ф. 1282. Оп. 3. Д. 222. Л. 5.

 

Опубл.: Двенадцатые Петряевские чтения: материалы Всерос. науч. конф. (Киров, 25 февр. 2016 г.) / ред. кол.: С. Н. Будашкина [и др.]. Киров, 2016. С. 73–78.

Размер шрифта: A A A
Цветовая схема: A A A