Противодействие коррупции и терроризму Министерство культуры Российской Федерации Пенсионный фонд Российской Федерации по Кировской области Правительство Кировской области Министерство культуры Кировской области

Независимая система оценки качества учреждений культуры

Музей Победы VII Санкт-Петербургский международный форум Культура Гранты




А. А. Спицын о первом Вятском областном краеведческом съезде 1923 года

П. Н. Шарабаров,

заведующий научно-исследовательским сектором

Кировского областного краеведческого музея,

кандидат исторических наук, доцент

26–30 июня 1923 г. Вятским научно-исследовательским институтом краеведения при содействии Главнауки Наркомпроса РСФСР, Центрального бюро краеведения при РАН и Вятского губисполкома был организован первый областной краеведческий съезд. Научный форум собрал участников как из Вятской губернии, так и из Москвы, Петрограда, Вотской и Марийской автономных областей, Северо-Двинской и Костромской губерний (всего 67 представителей; в общей сложности прозвучало 55 докладов). На съезд приехали делегаты от Петроградского и Московского отделений ЦБК, Российской академии истории материальной культуры; в заседаниях ежедневно участвовали гости – активисты-краеведы. Конференция проходила на двух площадках – в актовом зале Вятского педагогического института им. В. И. Ленина и в зале Публичной библиотеки им. А. И. Герцена1.

В качестве основных задач съезда провозглашались: «учет всех краеведческих учреждений вновь проектируемой (Вятско-Ветлужской. – П. Ш.) области, учет всех работников в области краеведения, учет произведенных и производимых краеведческих работ, уяснение характера краеведческих материалов, имеющихся на местах, вопросы об охране памятников, вопрос о краеведческом уклоне в школах, выработка согласованной программы работ по краеведению на ближайшие годы, уяснение методов краеведческих изысканий и методов собирания материалов»2.

В приветствии к участникам Вятский губисполком особо подчеркивал «уверенность в том, что работники-краеведы вложат в дело выявления экономических возможностей края и по изучению его максимум своих знаний, энергии и сил и дадут ему ценный научный материал к разрешению тех основных задач, кои он пред собой ставит. Построение нашей работы на фундаменте научных трудов и знаний даст неоспоримо наилучшие результаты, что, в свою очередь, даст возможность научным работникам шире и ярче, с большей возможностью заняться своими работами»3.

В данном ключе и проходили заседания съезда: затрагиваемые вопросы были интересны как ученым, так и советско-партийным функционерам. «Вятская правда» писала: «Уже первый вечер съезда показал, что съезд пройдет интересно, ибо все доклады носили серьезный характер, и всеми присутствующими выслушивались они с напряженным вниманием»4.

Активное участие в работе съезда принял Александр Андреевич Спицын, представлявший Российскую академию истории материальной культуры. Еще 16 июня 1923 г. на заседании совета НИИ краеведения было признано «желательным участие в работах съезда Спицына». В связи с этим было возбуждено ходатайство о выделении командировочных средств для Александра Андреевича, так как накануне он прислал телеграмму «с выражением желания прибыть на съезд в случае, если будет оплачен проезд»5. По всей видимости, деньги были найдены, во всяком случае известный ученый прибыл в Вятку.

А. А. Спицын предложил вниманию собравшихся три доклада – «Несколько тем по методическим приемам краеведения», «Основной прием в изучении материальной культуры», «Древности северо-восточного края России», а по окончании работы съезда руководил показательными археологическими раскопками в окрестностях Вятки.

Участники съезда высоко оценили работу Александра Андреевича, выпустив по итогам его докладов специальную резолюцию: «Вятский областной краеведческий съезд постановил приветствовать А. А. Спицына как одного из пионеров краеведческого дела в Вятке, положившего много неутомимой энергии на изучение родного края, давшего глубоко ценные научные труды в области местной истории, археологии и этнографии и руководившего рядом археологических экспедиций. Выражая пожелания дальнейшей плодотворной работы старейшего вятского краеведа на пользу Вятского края, съезд считает [важным] отметить порыв исследовательской работы А. А. Спицына как пример деятельности краеведа. Вместе с тем съезд находит в высшей степени желательным скорейшее издание труда А. А. Спицына “Древности Вятского края”»6.

Впоследствии по итогам работы Вятского областного краеведческого съезда А. А. Спицын опубликовал специальную статью в печатном издании ЦБК – журнале «Краеведение»7. В ней Александр Андреевич кратко рассказал о подготовке съезда, основных его участниках, ходе работы, выделил основные тезисы итоговой резолюции.

Немалый интерес представляют личные впечатления А. А. Спицына, призванные «напомнить провинциальным участникам основные и интимные темы съезда».

Большое место в данной статье занимали размышления Александра Андреевича о поднятых на съезде проблемах краеведения первых лет советской власти. Во-первых, вятские краеведы сетовали на отсутствие единого научного руководства, способного намечать актуальные направления исследований: «Укажите нам значение того, что мы уже собрали на свой страх и риск и по своему разумению; если все это не имеет цены, то и не будем более этого делать, если же что-нибудь имеет интерес, то соберем и еще». По мнению Спицына, для решения данного вопроса необходимо было в скорейшем времени издать специальные методические издания в сфере этнографии, археологии, географии, природоведения. Главную роль в этом ученый отводил Академии наук, ученым обществам, университетам; в связи с чем, по его мнению, Вятка находилась в привилегированном положении, так как в ней работал институт краеведения и историческое общество.

Вторая проблема, о которой говорили наши краеведы, – отсутствие необходимых кадров, «недостаток сил». Но, по словам А. А. Спицына, вятчане здесь лукавили: «Нам, приезжим участникам съезда, вятское краеведение именно здесь-то и показало себя в своей значительности. Вятские краеведы сильны не количеством, а качеством, своею несокрушимою энергией, высоким подъемом духа».

В-третьих, традиционная для всех времен нехватка денежных средств. Как отмечал Александр Андреевич, об этом даже не говорили в виду безнадежного положения в этом направлении. Между тем почти вся работа краеведов была основана на «бесплатности и благих порывах; о возможности что-либо издать никто и не мечтал». Показательно, что в 1923 г. военный коммунизм еще ощущался и в краеведческом движении, где «иногда можно было расплачиваться продуктами».

Повсеместно в размышлениях А. А. Спицына проскальзывала мысль о зачаточном состоянии краеведения как научной дисциплины. По замечанию ученого, несмотря на то, что на съезде прозвучали «к чести вятчан не только прекрасные, но и щегольские доклады», «основному вопросу – о задачах краеведения, общих и очередных – не было уделено специального внимания». Александр Андреевич, судя по всему, ожидал теоретические доклады, обосновывавшие методологическую базу краеведения. Он заметил, что на съезде «всем было ясно, что краеведение – большое и нужное, даже необходимое дело. Краеведов ласкали, хвалили, возлагали на них большие надежды <…˃ Очень чувствовалось и общее сознание основного значения краеведения: будить провинцию и держать в напряжении всю толщу ее населения».

Однако проблемы сбора и обработки краеведческого материала участниками научного форума все же обсуждались. Так, «самый естественный способ собирания сведений с помощью анкет и программ подвергся на съезде осуждению», так как «подобные программы “отпугивают” своею сложностью». В то же время на съезде был рекомендован прием обработки материала в виде словаря. А. А. Спицын с удовлетворением замечал, что «так составляется материал для словаря русской старины в Академии истории материальной культуры». Александр Андреевич описывал данный прием следующим образом: «Весь материал разносится на карточки и хранится по темам в алфавитном порядке. Такая картотека чрезвычайно удобна для общего пользования; каждое сведение получает здесь отдельное отчетливое место и не может быть забыто».

Не мог миновать внимания съезда и вопрос о музеях, «так как всякая краеведческая работа идет рука об руку с собиранием вещественного материала, который нельзя не хранить». По заключению участников (среди которых была и большая делегация от Вятского областного научного музея местного края: А. И. Троицкий, А. Д. Фокин, П. В. Плесский, А. В. Хабаков, А. А. Шмелев) музеи неизбежно возникали в каждом городе, легче всего при школах, после чего они становились волостными или районными. Основное их содержание составлял экскурсионный материал, в городах – смешанного характера (местного и общего), при школах – почти всегда местного. При этом строго научными становились губернские и областные музеи. В ходе заседаний съезда было выражено «очень настойчивое мнение, что вещи музеев должны иметь вполне точное научное определение, “чтобы давать совершенно правильное понимание края”». Кроме того, для улучшения деятельности музеев было высказано требование, чтобы все собранные вещи оставались на местах, должность хранителей оставалась несменяемой, каждый музей должен был зарегистрирован («чтобы не исчезнуть бесследно с отъездом инициатора»).

Большое внимание уделялось и участию в краеведческом движении школ. Они были объявлены «просветительно-краеведческими» учреждениями, разносящими в общество «микробы краеведения». По мнению А. А. Спицына, «школа должна бороться с пассивностью мысли, развивая в молодежи живое внимание к действительности жизни. Для этого не довольно научения, литературы, внушения; живую мысль необходимо возбуждать деятельным вниманием к жизни, ее изучением». В связи с этим особо обсуждалась роль школьных экскурсий, которые в главном результате должны были «создать краеведческую среду, настроение, из которых и выйдет все остальное».

Очень «живою и желательною» для А. А. Спицына прозвучала тема местной истории, «понятой как история деревни, села, волости». На съезде было высказано мнение, что «для такой темы нужно “проникнуться историей”, но и она вообще не получила развитие по своей новости и трудности».

Для современных краеведов спустя почти век актуальна одна из важнейших задач краеведения, сформулированных участниками съезда, – охрана памятников старины на Вятке, которая «должна очень оживиться привлечением к ней краеведческих сил». Именно это обстоятельство очень волновало А. А. Спицына.

Александр Андреевич сетовал на недостаток времени для обмена опыта с коллегами, в полной мере «высказаться и договориться» не удалось. Фактически дело свелось к коротким разговорам в общежитиях.

А. А. Спицын очень точно подытожил свои впечатления от первого Вятского областного краеведческого съезда: «Сколько угодно энтузиазма, мало руководства, совсем мало средств, ближайшая деловая надежда – Вятский исследовательский институт краеведения, которым съезд и собран».

«Деловая надежда» всячески стремилась себя оправдать. Очередной съезд намечалось собрать уже на следующий год8. Однако первый Вятский областной краеведческий съезд так и остался единственным. К сожалению, НИИ краеведения не удалось издать обширные материалы съезда, не смотря на обширную подготовительную работу9. Тем и ценнее впечатления, которые оставил нам выдающийся ученый А. А. Спицын, о краеведах Вятки первых лет советской власти.

Примечания

1 Судовиков М. С. Вятский НИИ краеведения в первые годы своей работы // Вятский исторический сборник. Год 2013-й: труды науч.-исслед. Центра регионоведения / сост., науч. ред. М. С. Судовиков. Киров, 2013. С. 41–42; Пленков В. Г. Когда впервые собрались краеведы // Кировская правда. 1969. 13 июня (№ 137). С. 4.

2 Областной съезд краеведов в г. Вятке // Вятская правда. 1923. 10 мая (№ 106). С. 3; Подготовка к областному краеведческому съезду // Вятская правда. 1923. 13 мая (№ 109). С. 3.

Перед началом работы съезда НИИ краеведения за подписью директора Н. М. Каринского рассылало по уездам губернии специальную анкету по учету и изучению местных краеведческих организаций (ГАКО. Ф. Р-1266. Оп. 1. Д. 13. Л. 13 об. – 14).

3 Первый Вятский областной краеведческий съезд (26–30 июня 1923 года). Вятка, 1923. С. 6; Первый Вятский областной краеведческий съезд (26–30 июня 1923 года) // Вятская жизнь. 1923. № 4. Приложение. С. 4.

4 Краеведческий съезд в Вятке // Вятская правда. 1923. 28 июня (№ 146). С. 3.

5 ГАКО. Ф. Р-1266. Оп. 3. Д. 1. Л. 56.

6 Первый Вятский областной краеведческий съезд (26–30 июня 1923 года). Вятка, 1923. С. 11; Первый Вятский областной краеведческий съезд (26–30 июня 1923 года) // Вятская жизнь. 1923. № 4. Приложение. С. 9.

7 Спицын А. А. Первый Вятский областной краеведческий съезд, 26–30 июня 1923 г. // Краеведение. 1923. № 2. С. 186–191.

8 Директор Вятского НИИ краеведения профессор Н. М. Каринский на заседании совета института 30 ноября 1923 г. сделал по этому поводу обстоятельный доклад (ГАКО. Ф. Р-1266. Оп. 3. Д. 1. Л. 74).

9 ГАКО. Ф. Р-1266. Оп. 3. Д. 1. Л. 69, 74, 75.

 

Опубл.: А. А. Спицын и историческое прошлое России: материалы Всерос. науч-практ. конф. (Киров, 12 сентября 2016 г.) / сост., науч. ред. М. С. Судовиков. Киров, 2016. С. 20–24.

Размер шрифта: A A A
Цветовая схема: A A A